*  *  *

1.

В облаках снежинкам тесно, -
вьются, падают лениво.
Снег идет почти отвесно,
утомительно-красиво.

Вдруг быстрее заплясали,
на ветру легко порхают.
И спокойно, без печали
на твоих ресницах тают.

Поцелуи губ незримых
прилетели ниоткуда.
Этот миг неповторимый
я запомню - словно чудо.


2.

Вот, опять появляются тени
и уходят, кого-то кляня.
Я прошу - не садись на колени,
ничего не проси у меня.

Обещала, что будет послушна,
и глаза были в нежную синь,
всё смотрела, да так простодушно,
словно солнце в окошках витрин.

Отшумело недолгое лето.
Землю скрыли сухие листы.
Но не смей говорить мне про это:
как любила поэзию ты.

Я не буду петь нежно и тонко,
неспособный бездумно любить. 
Потому что ты душу ребёнка 
захотела в тюрьму посадить.

И, насмешек твоих не приемля,
хоть они и невинно тихи,
я прошу: опустись ты на землю...
И ужасные выбрось духи.


3.

Ты уходишь, сжав бледные губы,
на прощанье сказав: «навсегда»,
не сумев отыскать в однолюбе
ничего, кроме холода льда.

Только знай - это вместе с тобою
жизнь беззвучно уходит моя.
Пусть же тополь заплачет листвою,
если это не сделаю я. 

Я тебя никогда не забуду.
Ты уйдёшь – и я тотчас замру.
Может быть, ты уходишь отсюда,
мимолётную кончив игру?

Или, может, от жизни устали,
и напрасно мы отдыха ждём.
Только радости нет без печали,
одиночество легче вдвоём.

Я проснулся. Ты рядом лежала...
И знакомый узор на стене.
Слава богу, ты даже не знала,
что случилось со мной в этом сне.

В занавеске запутался ветер,
опьянённый цветущей весной.
Существует же счастье на свете,
если снова ты рядом со мной.