Ихтамнет


1.

Молодой лейтенантик в запасе,
что забыл ты в далёком Донбассе? 
Может быть, тут родился и вырос,
день грядущий готовя на вырост?

В детстве в Кальмиус гордо и смело
окунал своё бледное тело?
Или, - в шахте глубокой, покатой
довелось поработать лопатой?

Может здесь родились твои дети,
что сейчас сладко спят на рассвете?
Или давние, славные предки
похоронены в селищах редких?

Нет, тебя привезли в "гумконвое",
осовевшего от перепоя,
чтоб нашел тут духовные скрепы,
посмотрел на раздольные степи.

Ты пришёл убивать меня – брата,
стадионы жечь, старые хаты.
Всё затмил сладкий голос наживы,
словно морок - обманчивый, лживый.

Может быть, на приземистом танке,
я в Воронеж вломился по пьянке?
Или тупо за детские спины
ставил "грады" без веской причины?

Или я с непонятным упорством
занимался в ночи мародёрством;
грабил скрытно не сено с подводы,
а станки, лес-кругляк и заводы?

Ты гордишься, – заоблачный воин,
сбив легко из Малайзии Боинг?
Кто наметил тебе эти цели, -
лица детские в мощном прицеле?

Захотелось вдруг неба чужого? 
Ты навеки отрёкся от Бога. 
И теперь на лугу, у дубравы,
над тобой растут буйные травы.  

И застыла в глазах льдинка неба
той страны, где ты даже и не был,
отражая усмешку урода,
что поссорил два братских народа.


2.

Уже скоро год, как война на пороге
и, кажется, рухнул привычный уют.
Предчувствием боли, морозом тревоги
пронизаны цены и курсы валют.

А сводки с Востока опять горем дышат,
и беженцы снова идут и идут...
Устал я молиться, да Он и не слышит...
Ведь лучше не знать, что свершается тут.

И вот день рожденья – итог давней даты,
в бокалах вино и горит яркий свет.
Но дарят не книги, как было когда-то,
а крестик нательный и бронежилет.


3.

Неприязнь к вам не приемлю.
Не держа иных талантов,
защищаю нашу землю
от войны, от оккупантов.

Вы мою украли юность
и мечты о прежней жизни.
Оборвались звонко струны
на моей печальной тризне.

В день мятежного волненья
дай покой душе смиренной.
Есть судьба, но нет прощенья
на виду у всей Вселенной.

У преддверия могилы
я хотел бы помолиться
за врагов. И дай мне силы
их не видеть больше лица
на земле моей усталой.

Вот и всё пока, пожалуй.