Моя эпоха


1.

В прошлом осталось былое величье.
Что происходит? Бездонные дыры
всех поглощают, забыв о приличье.
Нет никого. Так уходят кумиры,
мятым плащом закрывая обличье.

Новые лица и новые звуки.
Будни и беды – синоним единства.
И, без сомненья, победы науки,
буйство стихий и маразмы бесчинства.
В общем – эпоха удушья и скуки.

Я с ней на ты, потому что я болен
так же, как страны, и люди, и звери.
Лозунг "свобода" давно замусолен, 
а в "демократию" можно не верить.
Только дурак настоящим доволен.

Что-то не так, только жить всё же надо.
Противогаз – лучший способ защиты.
Нет, не хочу я ни рая, ни ада.
Лучше всего – притвориться убитым
и переждать все движения стада. 


2.

Я живу в странном веке. Засилье идей
переполнило склады, ума, Колизей.
То бишь, время Фейсбука – от слова прогресс.
Но за новым айфоном не виден мне лес.

Я в трех соснах брожу, не заметив пейзаж,
и мотает на ус время длинный мой стаж,
вжился очень легко, изучив эту роль.
Но в душе пустота, - жирный с дырочкой ноль.

И трагедия вдруг превращается в фарс.
Бесконечность видна теперь только в анфас.
Этот век, этот мир, эта масса людей
устремляется в пропасть быстрей и быстрей…

Я найду доски, гвозди – построю забор,
не замечу прогресс, даже глядя в упор,
буду только следить за движением дней
вдалеке от истории новых идей.


3.

Люди, люди – что же с вами?
Поменялись вы местами
со зверьём, одев их маски,
без приказа, без указки.

Трудно жить без револьвера
офигенного размера
в мире столь материальном,
безнадёжно аморальном.

Нет ни счастья, ни покоя.
И вонючею трухою
оказалась жизни фаза.
Но ведь нет противогаза.

Как холопу прокормиться,
словно я лесная птица;
словно я не звук – а эхо,
отблеск, тень былого смеха.

Вот, строчу из пулемёта
строчками в лицо блокнота;
кипячусь, да толку мало.
Просто вдруг обидно стало.