Николай Клюев


Заломила черемуха нежные руки.
К норке путает, кружит следы горностай.
Тихо дремлют избёнки в молитвенной скуке.
Будет спать до рассвета берéстянный рай.

Пусть в лаптях я, сермяге, рубахе убогой,
пусть я верю в иную, - мужицкую жизнь,
не ругайте меня с наслаждением, строго,
дорог мне отчий дом и равнинная синь.

Я пою для березок, для родины этой,
где я знаю любой потайной уголок.
О, народ, почему ты не принял поэта,
кто хотел стать народным, но быть им не смог...