Поэзия


1.

Пойми, я осуждать тебя не вправе
за то, что люди сделали с тобой.
Ты, позабыв о прежней, громкой славе,
стоишь сейчас с протянутой рукой.

На фоне ярких, глянцевых обложек
твой образ светлый явно потускнел.
Как жаль, что ты найти себя не можешь,
оставшись в этом мире не у дел.

Да если бы хоть чуточку любили
стихи те люди, что имеют власть,
тебя б всегда ласкали, не бранили,
не разрешили низко так упасть.

Что делать мне, Поэзия, скажи мне?
Нет никого, умеющих помочь.
Любовь была и долгой, и взаимной.
И вот теперь ты вновь уходишь прочь.

Не уходи, желанный час настанет
и ты заслужишь лавровый венок.
Уже видны в обманчивом тумане
горящие страницы новых строк.

Придёт тот день и ты воспрянешь снова,
утрёшь глаза, поднимешься с колен.
Как мир возник? Вначале было Слово.
Всё остальное – суета и тлен.


2.

«Поэзия, должно быть, состоит
в отсутствии отчётливой границы».
Пределов нет для смысла, алфавит
синеет здесь и за чертой страницы.

Где даль размыта, там трепещет мозг,
вращаясь вновь по замкнутому кругу,
течёт и лепится, как талый воск,
ничьи шаги приняв за поступь друга.

Поэзия – опасная игра,
где нас пленяет неизвестный гений
лишь с помощью тетради и пера,
нам показав толпу живых видений.

Далёкий свет мучительно зовёт
в страну мечты, забвения и боли,
где в тишине грядущее живёт,
которому ты веришь поневоле.

А жизнь идёт, и хмурый день с утра
всё тянется, как колдовское зелье.
Но пару строк, когда придёт пора,
я сберегу – как тяжкое похмелье.


3.

Что поделать, такая работа -
для забавы слова рифмовать,
забывая под вечер заботы,
с наслажденьем лениться опять.

Век лежать бы на мягком диване,
бесконечно сплетая слова.
В полусне, как в волшебном дурмане,
их выдумывать, помня едва.

Мне счастливый досуг не обуза.
Я люблю в жизни праздный покой.
И внимает с улыбкою Муза,
не спеша со своей похвалой.