Шарль Бодлер


Хочу сказать тебе, блистательный Бодлер:
- я очень грешен, господи прости.
Ты, заклинатель женщин, ужасов, химер
уже забыт, (но не совсем, почти)...

Да, мир уже не тот, ничтожные сердца
понять не могут этот страстный пыл.
Познавши женщину с восторгом, до конца,
ты сам в любви с душою женской был.

Твой дух, блуждающий в разрушенных мирах,
в груди с огнем и яростью без сил,
внушал читателю один лишь темный страх.
Вот почему тебя он позабыл.