Владимир Палей


Вы вели меня на расстрел.
Говорили: …чтоб больше не смел
ни писать, ни страдать и не петь,
что в аду навсегда мне гореть.
Переломаны кости, хрустят.
И печален потухший мой взгляд.
Гаснут мысли свечой на ветру.
Потемнело всё сразу вокруг.
Ветер плачет и воет вдали.
Что ж такого во мне вы нашли?
И зачем так жестоки со мной,
увидав, что меж вас – я иной?