Взбесившийся принтер

 
"Немногие для вечности живут.
Но если ты мгновенным озабочен, -
Твой жребий страшен и твой дом непрочен".
                            Осип Мандельштам

Слагая торжественно оду
о свойствах великой страны,
хотел угодить я народу
в стихах, где акценты верны.
Война уж дышала в затылок,
Был взгляд ее жаден и пылок.

Но старый, изношенный принтер,
играющий в мачо тогда,
взбесился и в стадном инстинкте
за ним побежала Орда.
Кричала в истерике Зина:
В три дня мы дойдем до Берлина!

И брат вдруг пошел против брата,
польстившись на звон медяков.
Вовсю бесновался оратор,
коря за нетвердость шагов.
Хотелось ему горы Крыма,
забрать без потерь и нажима.

Не зная, что это – ловушка,
сиял словно Данте в раю.
Как нитка в игольное ушко
он вполз в неизбежность свою.
Готов ради славы проклятой
в стране жить убогой, распятой.

Так разве же этого мало?
Потом запылал и Донбасс.
Вонзилось змеиное жало
в тот страшный и горестный час.
Его окружили Иуды.
Откуда вы взялись, откуда?

И вот уже ищет он скрепы
в далекой, восточной стране.
Так сердце, влюбленное слепо,
найдет идеал и в бревне.
Какая-то заповедь Божья
тут вспомнилась с легкою дрожью.

Не видно звезды из колодца
и взгляд затуманен в бреду.
Гореть тебе скоро придется
в уютном и теплом аду.
За это я выпью из склянки
в холодной и тесной землянке.

2016