Жизнь после


                    "Там солнца не будет..."
                                   Г. Адамович

1.

Душу вывернуть как перед мамой
наизнанку, до хруста в костях
и, купаясь в своих же слюнях,
упиваться бессмысленной драмой.

Матерясь на прохожих трехсложно
по дороге в убогий кабак,
там напиться безбожно, да так,
чтоб чертям было жутко и тошно.

Каждый день начинается с песни,
что затем переходит в скулеж.
В этой жизни чего еще ждешь?
Сумрак дня – прочь, уйди, сгинь, исчезни.

Стали твердой безжалостный холод
леденит пьяный пот у виска. 
Звук последний тугого курка
не опасен тому, кто не молод.

На столе – недоеденный ужин.
Ты уходишь туда – в мир иной,
повернувшись к эпохе спиной,
понимая, что ей ты не нужен.

2012


2.

Я умру на скрипучем диване
поздней осенью, встретив рассвет.
В этом возрасте очень коварен
груз тяжелый прокуренных лет.

Будут слёзы растерянных внучек,
горький плач безутешной вдовы,
ранний снег из нахмуренной тучи,
бледный венчик вокруг головы.

В тесной комнате станет просторно.
Разольется какой-то туман.
И вся жизнь пронесется невольно
прямо в мыслях, минуя экран.

И в туннель из слепящего света
я войду, не жалея ничуть;
окажусь там, где вечное лето,
где смогу, наконец, отдохнуть.

Там, представ перед ликом Господним,
пред его справедливым Судом,
буду счастлив, что стал я свободным
и что здесь теперь будет мой дом;

что теперь я смогу окунуться
в бесконечность Его доброты.
И теперь не придется мне гнуться,
уставать от пустой суеты.

Остановится зыбкое время.
И пойму я причину и цель.
Это может случиться со всеми.
Жизнь – мгновенье и вновь колыбель.

2011


3.
 
Всё суета и полный бред,
спешить куда-то смысла нет.
Любовь придет – уйдет опять
в лесу фиалки собирать.
Напишешь стих – один, другой,
а жизнь проходит стороной.
За годом год несутся вскачь
под шум дождя, под детский плач.
Смешалось всё – добро и зло,
что было – то давно ушло.
Что будет – знать нам не дано,
да и не все ль тебе равно?
Мы пыль заброшенных дорог,
где столько проходило ног;
мы грязь на чистом полотне,
каприз, намеченный вчерне;
мы отзвук всех случайных слов,
слеза застывших ледников;
мы тени прошлого огня.
Простите же за все меня:
за то, что многого хотел,
за то, что веры не имел
и не отдал последний грош.
Среди кретинов и святош
не обессилел я в бою
и продал Родину свою.
И что я получил взамен:
обиды, злость и сладкий плен,
компьютер, книги, Интернет.
Всё есть сполна, лишь счастья нет.
 
2010

 
4.
 
Лечу куда-то: полумрак,
вокруг – тоннель и кое-как
я понимаю – кончен срок,
последний отзвучал звонок.
И сразу стало мне легко,
здесь боли нет и далеко
волнений рой, забот толпа,
судьба, что часто так слепа.
Покой, блаженство, тишина –
прощайте люди и жена...
Туннель закончился и вот
я там, где только дух живет,
где бесконечно всё вокруг:
пространство, время, тьма и звук.
Туман молочный вижу я,
отец и мать – моя семья,
которых нет уже давно.
Я знал, что с ними суждено
мне повстречаться снова здесь,
где нет всего, но мысли есть.
И так идут года, века.
Туман редеет и слегка
вдали забрезжил слабый свет,
хоть нет здесь звезд и нет планет.
И постепенно я плыву
куда-то вдаль и в синеву.
Сиянье ярче, ближе, тут
уже быстрее бег минут...
И вдруг я понял, - пройден путь,
здесь вечного открыта суть,
и это есть предел, порог,
что знаем мы под словом – Бог.
И, только слившись с ним душой,
смогу я получить покой.
 
2010


5.

Есть другая реальность в безмолвном пространстве,
где иные миры тихо спят в постоянстве;
там, где время течет не по нашим законам,
где все прошлое кажется сном незнакомым.

И под небом чужим, но безмерно прекрасным,
все мечты, что ты знал – далеки и напрасны.
Нет ни горечи, зла, ни обиды щемящей.
Как далек бывший мир - суетливый, шумящий.

Все пропитано сладким, безбрежным покоем.
Вспоминается жизнь и мелькает былое.
И без слов, в тишине и согласном молчанье
всех событий приходит к тебе пониманье.

В свете Солнца далекого призрачны тени,
что тебя обступают и жаждут общенья.
Снова встретишь всех тех, кого нет уже с нами
и сольешься ты с ними в экстазе сердцами.

Там, вдали, видишь детство опять золотое,
дивный край, где ты жил в безмятежном покое.
И все бури забытые мысли могучей
разожгут пламя совести - грозной и жгучей.

Этот мир называют по разному люди.
Только каждый из нас обязательно будет
в этом мире всем близким, что прежде ушли,
открывать сокровенные тайны души.

2009


6.

За гранью дня, где нет ни мысли,
ни чувств, ни света, ничего,
где в пустоте века застыли,
где ты становишься другой, -
там все теряет сущность смысла.

Какой тут смысл, когда нет тела,
когда и время вовсе нет.
И лишь душа одна несмело
пытается найти ответ,
не находя другого дела.

Вопрос простой: так в чем смысл жизни,
зачем прошел ты долгий путь?
В своей покинутой отчизне
какую ты оставил суть?
Что слышал ты в печальной тризне?

Ну, что ж, ищи душа ответа,
ведь впереди - лишь вечность, Бог.
Ты, бесконечности отведав,
веди с собою диалог
в пространстве призрачного света...

2009


7.

С обыденным миром связь
внезапно оборвалась...
Какая здесь тишина,
как будто вокруг стена.
И только святая ложь
слегка вызывает дрожь,
да водоворот проблем
спасает от грустных тем.

Не надо писать стихов
и в мусоре старых слов
выискивать рифмы связь.
Выходит - жизнь удалась?
Но вдруг опять позовут
плести кружево минут,
отвечу, - что нет огня.
Простите за все меня...
 
2010